Статьи / Алматы

Заброшенная ракетная шахта в Алматинской области. Атмосферное место для туристов-экстремалов и сталкеров.

Автор текта и фотографий: Red XIII

Отчеты от меня в последнее время такая же редкость, как и вылазки алматинского дигг-сообщества, то есть, 2-3 раза за год, а то и меньше. Работа, дела домашние, хроническая усталость, так называемое «профессиональное выгорание», и просто банальная лень тому причиной. У многих даже стало закрадываться подозрение, что Рэд завязал с вылазками, но это далеко не так. Я лазаю, просто без машины вылазки получаются  недалеко совсем, и не масштабно. «Пап, а пап, а крокодилы летают? *Папа, затягиваясь косяком*: Летают, сынок, только низенько-низенько».

Переходя от предисловия к делу, как-то в середине июля во время жаркой рабочей недели хороший человек Пух кинул клич, что не прочь бы куда-нибудь поехать. А так как я не привык расходовать драгоценные (а вдобавок чужие) ресурсы попусту (машину), то сразу же предложил поехать как можно дальше. Оно и понятно, поблизости и автобусы ходят, а для машины меньше 100 км от города непростительная роскошь и пустая трата бензина, хе-хе. Сломанная нога у Пуха зажила, а где ее разрабатывать, как не в степи на заброшке? Чтобы не откладывать в долгий ящик и не повторять судьбу большинства вылазок изнанки, когда от долгого ожидания до финала добираются 1-2 наиболее стойких участника, в воскресенье мы уже жали друг другу руки и упаковывались в машину в точке сбора. Эпичный поход начался.

В качестве стартовой локации я предложил народу недостроенный ПДРЦ, проще говоря, полуподземный радиоцентр дивизии, находящийся километрах в 40 от Сары-Озека. Место в целом небаянное, по слухам там была некогда Натаха, она же С13, но это было очень давно и вменяемых фоток оттуда не сохранилось. Место было со спорным статусом, так как гуглоснимки выдавали беспорядочную груду голых бетонных блоков посреди выжженной степи. Есть там подземка или нет, из карты узнать мы не смогли. Ну, бешеной собаке и пять миль не крюк, решили посмотреть вживую, все равно сталкинг суть поиск неизведанного и давно забытого, ну и прочие пафосные термины. Едем, попиваем энергетик, о жизни нашей скорбной и не очень разговариваем. Дорога чудесная, утро разгорается во всей своей знойной красе, виды вокруг – потрясающие! Сделали короткую остановку - поговорить по телефону, попутно щелкнул летние степи и новенький центр космической связи (ага, у нас и такое есть):

Проездка до Капчагая протекала без осложнений, трасса идеальная, гайцов нет, погода радует, хотя и жарко, наши спутники спят на заднем сиденье, а мы ведем с Пухом высокоинтеллектуальную беседу о поездке в Сары-Шаган и прочие интересные места. В Капчагае мы увидели, что легендарный баян, завод «Робот» снесен до основания, не осталось ни столбика, хотя возможно, уцелела подземка недостроенная. Объектов становится все меньше, как, впрочем, и лазающих по ним людей в Казахстане, такой вот регресс. Понемногу начинало припекать, и, когда мы доехали до поста на Капчагайской ГЭС, высунутую в окно руку покрыл ровный слой пыли и загара.

За Капчагаем последовали Ченгельды, и вот уже на горизонте маячит перевал Архарлы, всего лишь 5-7 лет назад зимой превращавшийся в непролазную снежную ловушку, где трассу расчищали БТР с бульдозерными отвалами, а потом силой человеческого инженерного гения гора была прорезана насквозь, и через перевал пролегла прекрасная дорога, которую даже мой литровый мелкожЫп осенью осилил без проблем.

Степи вокруг выжжены беспощадным  летним солнцем, среди красок преобладают желтый и коричневый цвета, выветрившиеся скалы, и жаркий как в духовке ветер. Спуск с перевала был недолгим, и вот уже развязка с заветными буквами, которые я так жаждал увидеть в 2010 году, когда впервые ехал в эти края:

Сары-Озек, или, по-нашему Желтая Спина, название свое получил неспроста: среди скал преобладает какой-то оттенок выцветшей охры, плюс колосящиеся поля с пшеницей, и над всем этим бескрайнее голубое небо.

Казалось бы, при чем тут Украина на последнем фото? И правда, не при чем!) Едем дальше. Слегка заплутали на развязке, через город пролегала отличная дорога, но я руководствовался старыми картами, и потащил народ в объезд, в результате несколько километров мы считали жопой кочки, машина озадаченно крякала подвеской, и в итоге все равно вынырнули на нормальную трассу.

Через сорок километров, наконец, замаячил поворот на искомый поселок, за которым была раздолбанная асфальтовая дорога, ведущая к нашему недострою. Поселок, хоть и в дебрях, был вполне милым и ухоженным, у ворот одного из домов стоял вполне себе приличный Лексус, а в другом дворе местные жители красили трактор и прицеп к нему краскопультом. Прямая дорога была размыта степной речушкой еще в 90-е, и нам пришлось штурмовать неглубокий брод аккурат посреди поселка. Машина покрылась слоем грязи, а мы – испариной, потому что перспектива вытаскивать застрявший в ручье субарик никого не воодушевляла. Сразу за поселком асфальт стал чуть пободрее, но все равно было ясно, что офицерам никогда не довелось ездить по этим ухабам, и нас ждет именно недострой. На холмах паслись стада, а пастухи как обычно проявляли прямо-таки непристойный градус любопытства к машине с алматинскими номерами, таращась на нас во все глаза. Стандартная ситуация для любой вылазки, заставляющая мою паранойю и социофобию расцветать пышным цветом. Чабаны кстати были моторизованными, под кустом в тени примостился квадроцикл и пара канистр бензина к нему, оно и понятно, гонять стадо по степи сподручнее на квадрике, чем пешком. Последний поворот дороги, и мы увидели цель нашего путешествия:

Ощущения были смешанные. С одной стороны, масштабы этой глыбы крошащегося бетона впечатляли, с другой, мы понимали, что особой эпичности здесь не найдем, равно как и подземки. Строительство было остановлено еще при СССР, видимо из-за невероятных прорывных решений горбачёвской перестройки, далее агонизирующему и разваливающемуся на лоскуты государству оказался не нужен радиоцентр на 45 или более комнат в такой дали, затраты намного превышали возможный профит, и его просто оставили, как и миллионы таких объектов по всему Союзу.

Собственно, сама конструкция была примитивна до безобразия. Глубокий котлован ниже уровня земли, где должен был разместиться первый этаж, с оборудованием и аппаратными залами, далее второй этаж, уже выше уровня земли, должен был быть обвалован колоссальной шапкой земли, ну и сверху травка для маскировки, она очень хорошо растет на таких вот обваловках. Один наклонник, мощный и брутальный, и одна вентшахта, в которой даже не успели прорубить соединительный лаз в сам комплекс. Бетона и арматуры на все сооружения явно не пожалели, но это и все, что нас здесь ожидало:

Суровый степной климат не пощадил сооружение, бураны с летней жарой покрыли бетон сетью мелких и не очень трещин, местами он просто осыпался до такой степени, что границ ступеней на лестницах не было видно. В развалинах гнездилось невероятное количество птиц, оглушавших нас своим чириканьем. Возмущенные вторжением в свои владения пернатые за десятилетия жизни в этих землях покрыли нижние этажи просто невероятным количеством гуано, и наша задача, помимо исследования комплекса, состояла в том, чтобы не притащить в машину Пуха сувениров естественного происхождения на ботинках.

Вероятнее всего, сооружение планировалось полностью автономным, были установлены гермодвери и залиты фундаменты под мощные дизели и другое оборудование, но от гермодверей нас ждали только выпиленные косяки, зато все остальное более-менее сохранилось:

Товарищам очень быстро надоело бродить по однообразно пустым комнатам и коридорчикам, где из начинки было только вышеупомянутое гуано, но яжфотограф (с), мне все интересно и важно запечатлеть для истории, в итоге все удалились в машину, а я остался делить владычество над радиоцентром с пернатыми обитателями. Фото-онанизм мог продолжаться еще достаточно долго, но по рации парни сказали, что к нам направляется пастух, моя социофобия и подозрительность взревели, и, сложив штатив и фотик, я устремился к остальным. Пастух прошел мимо, не заинтересовавшись нами, а времени было еще полно, одного подобного объекта было явно мало. Решили ехать в сам Сары-Озек на дальние шахты Р-14 группового старта и на сам городок обслуживания неподалеку от них. Едва отъехав от радиоцентра, мельком посетили бывшую воинскую часть, где жили, видимо, строители, возводившие все это, а также встретили сухощавого местного жителя, который махнул нам на прощание тощей лапой:

До Озека добрались без осложнений, а вот там затупили на развязке, и свернули в сторону Алматы, куда нам было еще рано, в результате под мои причитания о сожженном зря бензине вернулись почти до перевала, и лишь там нашли разворот в цельном разделительном ограждении. Между тем, солнце встало в зенит, жара стала докучать, хотелось побыстрей вниз, в прохладу шахтного комплекса.

Необычное геологическое образование – это так называемая «Шапка Мономаха», высоченная скала с плоской вершиной, которую еще некоторые называют «Стоянка Чингисхана». Был ли там великий татаро-монгольский завоеватель или нет, история умалчивает, зато неподалеку от приметной скалы был съезд с трассы в сторону дальних позиций Р-14, известных как «45-й километр». Дорога туда вела практически такая же убитая, как и на посещенный ранее недострой. Решено было сначала посетить сами шахты, а уже потом ехать в городок.

На шахтах нас ждал большой и желтый неприятный сюрприз в виде китайского экскаватора с пикой-долбилкой по бетону. Экскаватор стоял посреди груды произведенных им же разрушений, вокруг валялись куски массивного железа, вывороченные из купола шахты, в тени расположился импровизированный лагерь разрушителей, кострище, бутыли с водой. На наше счастье, сами работники лома и болгарки куда-то отлучились, и мы, шепча проклятия личностям, разрушающим последнее, ради чего еще стоит мотаться в такую даль, стали осматриваться и готовиться к спуску вниз:

Пока парни расчехлялись, я быстро обошел территорию, ни снаружи, ни внутри не обнаружил работяг, зато обнаружил полузасыпанный землей вход-наклонник и узкий лаз в него с торчащей по бокам арматурой. В это время Пух исполнил еще одну маленькую цель поездки, а именно – запустил квадрокоптер, крылатого маленького разведчика, который сделал несколько кадров с высоты, попутно засняв и меня возле лаза под землю. Качество конечно не как на Мавик Про, но вполне пойдет для добавки в отчёт, таких ракурсов у меня еще не было:

В вышине дул мощный ветрище, жаркий и сухой, маленький дрон мужественно боролся с воздушной стихией, но в результате его не слишком ёмкая батарея пала в неравной борьбе с Бореем (ну или с Нотом, южный же ветер). Чтобы сам дрон не пал вниз следом, его аккуратно посадили и убрали в багажник.

Спустились наконец вниз, страхуя друг друга, цепляясь за торчащие арматурины, и соскальзывая вниз по сухой осыпающейся глине. Состояние этих шахт в значительно худшую сторону отличалось от аналогичных на 13-м километре. Видимо, сказывается удаленность от трассы и сторонних наблюдателей, а может здесь вояки, навсегда покидая комплекс, решили напоследок основательно его рвануть, но сразу за спуском чернел огромный провал на нижние уровни, гигантская глыба армированного бетона была просто выломана со своего изначального места и сброшена вниз. Почти все перегородки между жилыми и служебными отсеками варварски разломаны, вот только зачем? Кирпич не тронут, такое ощущение, что целью было разрушение ради самого процесса разрушения.

В целом, положительная черта от действий дестройщиков оказалась только одна – они понаделали столько маленьких и больших отверстий в стенах и потолке комплекса, что в некоторых помещениях гулял вполне себе приличный сквозняк, воздух был свеж, и плесени, которая поразила меня в 2016 году, не было и в помине.

Верхний этаж служил для размещения командных, жилых и складских помещений, а также там располагалась вентиляция и туалеты с душевыми. Пострадал он намного больше, чем нижний, служебно-технический, так как все стены здесь были из обычного кирпича, и их разнесли в ноль. На нижнем уровне был уже монолитный железобетон. Побродив вдосталь по вентиляционным отсекам, пофотографировав сохранившиеся трубы (на некоторых сохранились даже тягонапорометры), спустился по обрушившимся плитам вниз. Удобной металлической лесенки, характерной для первых позиций, здесь не сохранилось. Все это время мои спутники компактной кучкой перемещались где-то за стенами, не мешая мне снимать и гулять в свое удовольствие. Встретившись с ними наконец, по длинному коридору-потерне я направился к одной из пусковых шахт:

А вот что касается самих шахт - «стаканов», здесь они намного лучше сохранились, на удивление. Меньше затоплены, лучше освещены, не настолько сырой и тяжелый воздух, как на первых позициях. Именно здесь, в технических отсеках вокруг головной части ракеты, понимаешь всю мощь этого комплекса и изделий, находившихся некогда на вооружении нашей Родины:

Несмотря на сохранившийся металлический балкончик вокруг шахты, фотографировать вертикальный ствол вниз страшновато и напряжно. Я очень боюсь высоты, гулкое гигантское помещение под многотонным бетонным колпаком шахты резонирует от хлопанья птичьих крыльев, ведь там полно голубей, а распалившееся воображение рисует мне ужасающую картину того, как с протяжным скрежетом прогнившие мостки отделяются от стены стакана, увлекая меня вниз, в темную густую жижу. Пернатых жителей много и здесь, они гнездятся на балках, в многочисленных люках и технологических отверстиях, повсюду кучи их помёта, перьев и даже целых трупиков. Брезгливым людям, боящимся замараться о птичье гуано, не место в таких местах.

Вдоволь нагулявшись по мосткам вокруг шахты, аки кот учёный вокруг дуба, вылез, вздохнул свободно – крепкий монолитный бетон под ногами все же намного лучше ржавых решеток, пошел снимать сам оголовок вокруг шахты:

Гуляя с фотиком по техническому помещению, я стал свидетелем грустного казусного случая: мои товарищи, лазая по «стакану» спугнули птенца голубя-слётка, почти взрослую птицу, но еще молодую и глупую. Вылетев со значительной скоростью из своего гнезда, птица стукнулась о бетонную стену шахты, на мгновение, потеряв ориентацию. Этого оказалось достаточно, чтобы истерично хлопающий крыльями комок перьев шмякнулся вниз в зловонную густую воду, где принялся яростно сражаться за свою жизнь, метеля воду вокруг и пытаясь взлететь, но крылья с налипшим на них мусором и перьями, тянули его на дно. Конвульсивные попытки спастись длились минут двадцать, затем наступила тишина..

Все три шахты-«стакана»  в целом одинаковые, а один из них был вдобавок уже попорчен экскаватором, так что подробно их в отчете своем я освещать не стану, покажу только те моменты, что нафоткал в процессе в остальных частях этого очень даже немаленького комплекса.

По пути встретился очень интересный фильтр для противогаза, никогда не встречал такого. Большой фрагмент сверху похож на стандартный ЕО-16 (Единый Общевойсковой), цвета хаки, увеличенную армейскую версию этого вашего ГП-5, а снизу в него был вкручен еще один фильтр поменьше, вроде как зеленого цвета. Видимо, тут либо кустарные поделки солдатни (хотя резьбовое соединение большого и малого фильтра выглядит заводским), либо мы нашли редкий фильтр для работы в гептил-содержащей среде, так как именно этим компонентом были наполнены цистерны в подземном комплексе.

Выше вы можете видеть подборку фото как раз из тех помещений, где были размещены цистерны с гептилом и окислителем, а также патрубки, по которым эта адская смесь подавалась собственно к ракетам. Мало что уцелело, да и не слишком я силен в химических процессах заправки ракет топливом и окислителем, как там что и с чем реагирует, но хотя бы фото для потомков останутся. В целом подземный комплекс невероятно огромный, интересный и уже с 2010 года эти шахтные позиции, что ближние, что дальние, входят в топ-5 моих любимых объектов, никогда видимо не устану ездить сюда, гулять и фотать.

Во время неспешной прогулки я снова упустил своих спутников, которые поднялись на поверхность и уже звали меня с собой, ехать на следующую точку, но тут я заметил, что забыл свою заплечную сумку в дальней потерне, и мне пришлось в одиночку уже бегом бежать туда, по-быстрому хватать ее и подниматься на поверхность. По пути сделал последние несколько кадров:

Последний кадр примечателен тем, что тут ясно показано, как в результате мощного взрыва толстая бетонная плита, бывшая полом первого этажа, провалилась на второй этаж, а также разнесенные в ноль боковые стены. Подозреваю, что мародёры нанести такой ущерб не могли, возможно, комплекс был подорван инженерными зарядами, в городке рядом при разоружении Сары-Озека жили самые что ни на есть настоящие американцы, следившие за процессом, а они крайне педантичны в вопросах вырывания ракетных «зубов» у своих советских друзей и партнеров.

Поднявшись на поверхность, я увидел, что разомлевшие от жары товарищи готовятся перекусить, температура в степи достигла своего максимума, после прохладного подземелья яркий свет солнца слепит и вызывает раздражение. Немного поели, попили чаю, собрали манатки и покатили к нашей следующей цели – городку.

На первый взгляд, городок казался необитаемым, но лишь казался. Приближаясь к бывшему главному входу и КПП, мы заметили, что нам навстречу выбежала целая стая разного роста и свирепости барбосов. На территории внутри стояла машина, и повсюду были следы тотального дестроя – с ангаров снята земляная обваловка, многие ангары вообще разобраны на тюбинги, почти все здания снесены до фундамента, асфальт раздолбан, кругом мусор и кучи вырытой земли – копали кабель и трубы. На лай собак вышел грязный зачуханенный местный, нервно вертевший в руках сотку и подозрительно глядевший на нас. На вежливые просьбы поснимать фото и видео для статьи реагировал неадекватно и грубо, послав нас в пешее эротическое путешествие и сказав, что «нечего вам тут делать, частная территория, ничего тут вам не надо!» Классика. Бодаться с ним не стали, тем более что как только мы отъехали, он принялся кому-то нервно звонить. По пути к трассе встретили караван из барбухаек-мародёрок, грузовики-Уралы без номеров тянули за собой жилые вагончики на колесах, в кузовах стояли бензиновые генераторы, лежали какие-то тросы и трубы. Все, как говорится, для комфортного дестроя любых объектов, недорого, с гарантией. Чувствую, через годик-другой нам смысла не будет ехать на дальние позиции – ничего не оставят, сволочи.

Так как времени еще было много, а силы лазать еще оставались, решили заехать на ближние позиции, на 13-й километр, но не на сами шахты, а как раз-таки в городок. И заехали ведь, несмотря на то, что воды практически не оставалось, было адски жарко и очень хотелось пить. Городок произвел прямо противоположное впечатление только что увиденному безобразию. Близость к трассе и относительная цивилизованность сказывается. Самосёлы живут и здесь, и там, но здесь они, во-первых, никак не препятствовали нашему нахождению на локации городка, во-вторых, явили мне пример самой блестящей конверсии территории, какую я когда-либо видел.

Один из двух маленьких бункеров, стоящий у дороги, был заботливо очищен от земляной обваловки и превращен в склад/сарай. Но при этом не варварски раскидан, а вся снятая земля ровным слоем распределена вокруг. На обнажившемся помещении была возведена крыша их плексигласа. На косяк, оставшийся от гермодвери, установлена обыкновенная дверь. Практически все ангары, кроме хранилищ готовых снаряженных ракет, были снабжены сварными калитками, приваренными к косякам опять же гермодверей либо гермоворот. Весь мусор, десятилетиями копившийся внутри, был аккуратно вычищен, полы подметены до голого бетона. Причем весь битый кирпич и куски плит не просто вытащены из ангаров и брошены, отнюдь нет – их аккуратно засыпали и утрамбовали в любую мало-мальски крупную яму на территории, а сверху присыпали землей. Тем самым через год-другой вся локация будет покрыта ровной травой, никаких колдобин и уродливых траншей от выкопанного кабеля и труб! Вдобавок, исторический облик ангаров и их внешний вид никак не пострадал. Хочется верить, что эти очищенные помещения, превращенные в загоны для скота, останутся доступными для посещения и впредь, как и сама локация. А пока посмотрим фото:

Группа сооружений на фото выше – это мощные хранилища для готовых изделий, погруженных на транспортно-заряжающие машины и ждущих, чтобы их отвезли и установили в шахты. Защищены эти хранилища толстенными железобетонными раздвижными створками, убирающимися в специальные пазы в стенах. А еще там приятное гулкое эхо, чистый и ровный бетонный пол и аварийный выход, некогда снабженный гермодверью, из каждого такого хранилища. В настоящее время это единственные сооружения на позиции, пока никак не использующиеся местными под законы или склады сена.

Осмотрев вышеуказанные хранилища, мы разделились. Двое наших товарищей, притомившихся более всех, остались в машине, а я с еще одним другом разошлись в интересующие нас стороны – он отправился в руины жилого городка, а я в командный центр и ангар для регламентных работ с ГБЧ (головной боевой частью, собственно, с боеголовками).

Начал я с командного центра. Его главный вход, лишенный массивных гермоворот, некогда зиял огромной дырой, но сейчас на него наварили аккуратные воротца, завязав на проволочку. Разматывать ее и открывать их я не стал, зашел через аварийный выход сбоку. Внутри все более-менее прибрано, огромные залы для наблюдения за тактической обстановкой гулки и пусты, как и коридоры:

Смотреть тут особенно было не на что, и я перешел к ангару для регламентных работ. Когда-то он был разделен кирпичными перегородками на много отсеков, но сейчас их все снесли, а кирпичи убрали и расчистили, о былом количестве комнат напоминают только стены и потолок, покрашенные в разные цвета на разной высоте. Посреди ангара осталась торчать одна массивная бетонная опора, которую, видимо, поленились ломать. Самой интересной фишкой этого сооружение было наличие сохранившихся надписей, повествующих о том, как правильно обслуживать ракету, грузить ее и эксплуатировать. Сфоткал наиболее интересные и полные надписи, может когда-нибудь для истории пригодятся:

Что интересно, секретность тогда была во всем. Даже внутри ангара, где все явно знали, где они и с чем работают, мощная ядерная боеголовка именовалась просто «грузом», а транспортный контейнер с климатической установкой «контейнер с грузом». Вот такая вот фишка, везде кругом были изделия и грузы.

Выйдя из ангара, я поспешил к машине, где в духоте меня дожидались мои изнывающие от жажды спутники. По пути бегло отфотал оставшиеся виды, которые тоже было бы неплохо сохранить, ведь кто знает, насколько сильно изменится этот объект за ближайшие годы..

Как видите, даже этот последний ангар для работы с разгонными блоками ракет не избежал расчистки и превращения в аккуратный коровник. Позади него в густой траве лежала цистерна от топливозаправщика, непонятно как до сих пор не сданная в металлолом. Может, в ней возили гептил и местные об этом знают? Иначе как можно объяснить аттракцион столь невиданной щедрости, бросит целую цистерну посреди степи и без охраны.

Собрались, допили последние капли воды, и помаленьку покатили в сторону города. Уже выезжая на трассу, нам позвонила жена Пуха, и сказала, что на Капчагайской трассе у гайцов отработка, и потому мы решили свернуть на Старую трассу, где их не бывает, потому что сплошные поселки кругом, и стоять там не интересно. На перевале купили холодную колу и мороженки, потрескавшимися от жажды губами радостно налетели на все это изобилие, в общем, день заканчивался великолепно. Гайцов особых так и не встретили, разве что на плотине была адская пробка, где мы проторчали минут 30, а в остальном добрались без происшествий.

Хочется поблагодарить всех участников, составивших мне компанию в этой поездке и помогавших с фотосъемкой, хоть немного, но это было. Также особая благодарность Пуху за то, что не поленился и не побоялся наездить почти 600 км за день, без тебя этой поездки просто бы не было, дружище, я сейчас безлошадный. На этом все, спасибо осилившим это, до новых встреч и поездок!)

Автор текта и фото: Red XIII

Поделиться

Оставить отзыв или вопрос
Оставьте пожалуйста Ваш отзыв об этом заведении
или напишите вопрос администратору заведения, он обязательно Вам быстро ответит.

* Ваше имя или ник:

   E-mail:

* Сообщение:

* Поставьте "птичку"
или разгадайте загадку: